Ловля карася в кировской области

     

Для длительного хранения лески, запаяйте её в целлофановый пакетик вместе с кусочком марли, смоченным глицерином.

09.07.2012 | Ловля карася на озерах в Курганской области

Об этой поездке в Курганскую область ловить карася летом мы мечтали еще зимой, когда наши организмы, пресытившись окунем и сиговыми, тихо «поскуливали» по сладкому карасю. Друг говорил, озеро есть за деревней у его родни, а в озере двухкилограммовые караси, да не простые, а желтые — золотые! Долго добирались до озера, потом еще тащили лодку по болоту... Там ловлились и караси, и окуни - и хорошо ловились, на двоих 30 кг!

Дорога, дорога, осталось немного…

— Слышь, бродяга, давай-ка заправимся на всякий случай, а то вдруг в тех местах про бензин и слыхом не слыхивали, и до сих пор на лошадях пашут.

Не долго думая, мой друган Димка Рожков так резко крутнул рулем, что наш прожорливый таблетос (УАЗ) со скрипом присел, и тут же оказался на ярко освещенной заправке, которая внезапно нарисовалась по пути. Утро только-только вступало в свои права, и курганское небо постепенно окрашивалось в светлый тон.

— И сколько нам еще пылить до твоих карасей?

— Верст эдак сто, — кореш всунул «кормилицу» в бак и пошел будить «горючую» тетку…

Чистое золото


Об этой поездке в Курганскую область мы мечтали еще зимой, когда наши организмы, пресытившись окунем и сиговыми, тихо «поскуливали» по сладкому карасю. Оказывается, все мы курганские, твердолобые и уж если что-то вбили себе в голову, то не поможет не один «гвоздодер»! В Шумихе жили мои бабка и дед, а его Димкины родственники до сих пор по тутошним деревням «крутят коровам хвосты». Помню, рассказывая про рыбалку в этих краях, он так возбужденно краснел и пучил глаза — ну просто рак, брошенный в кипяток: мол, озеро есть за деревней у его родни, а в озере двухкилограммовые караси, да не простые, а желтые — золотые!

Золотые — удивительно! За рыбацкие полвека через мой садок столько всякой рыбы прошло, но крупней полкило чисто желтого карася никогда не видал. Обычный стандарт 100 — 200 граммов и тот нынче такая редкость, что проще пиранью поймать. И вот недавно, когда до конца запрета (Челябинская область, нерест) осталось всего ничего, и мое терпение стало давать течь, я припомнил Рожкову его басню про золотого «тельца». В армии были оба, а потому всего один день на сборы и подготовку, и мы в дороге. До карасевого «прииска» осталось сто верст…

Лучше поздно

В шесть утра, пропылившись на проселке до черноты, наконец-то мы оказались у цели — на краю села, где жизнь с ранья уже вовсю била ключом. В воздухе, помимо запаха прелого сена и дыма от печных труб, как нечто материальное, которое можно было потрогать руками, висело густое мычание, блеяние и звуки десятков пастушьих бубенцов. Даже деревенский петух, видимо возжелав, орал на всю Ивановскую и скошенным глазом ревниво окидывал свой куриный гарем. Пропустив стадо в поля, заворачиваем на добротный двор. На крыльце радостная родня, ну а далее как всегда — «а во дворе наличники, гуляй и пой, станичники…».

Баня, закусь, самогон, баня, закусь…, а когда же на рыбалку?!

— Да успеете еще, нарыбачитесь… — симпатичная моложавая хозяйка, поднося всякие домашние вкусности, так мило шуршала передником у стола, что верить ей хотелось всенепременно. И поверили! Затем еще и еще, и еще… Только потом почему-то утро наступило сразу после обеда. Не иначе мистика — курганский полтергейст! Ладно хоть так — лучше позже, чем никогда...

Утром, с трудом оторвавшись от рассола, перегружаем шмотки в хозяйскую «Ниву», ибо у водилы Димона вместо глаз два лимона, и даже в них до сих пор было два руля. Дядя Вова (дядька моего корешка) нажал газульку старенького, но ухоженного вездехода, и мы выкатили за ворота навстречу нашим золотым карасям…

Дно без дна


Озеро безымянное, которое находилось в трех километрах от деревни, местные величали Чертовым логом и, наверное, не без причин. В озере, которое в диаметре было меньше километра, но с глубиной до четырех метров, открытой воды оказалось всего 15-20 процентов. Куда ни глянь, камыш, лабза и плавун — этакий водный мирок, упрятанный под плотный травяной саркофаг. Причем наиболее открытые участки воды находились на озерном центре, куда добраться было совсем не как два пальца обмочить. Понятно, что деревенские относительно рыбалки не особо жаловали этот пруд, потому как им, пахарям, некогда с удочкой сидеть, а сети или прочие самоловные снасти ставить здесь нет никакой возможности. Тем более что далее, в десяти километрах есть чистый большой водоем, где карася, пусть и незолотого, просто прудом пруди.

К тому же дурная слава — еще с войны последнюю гавань нашли здесь не один десяток местных рыбарей. Последний случай два года назад. Пошел мужичок за ухой, да так под лабзу ухнул, что и не вернулся — вода черная, глубокая, двойное дно без дна! Поэтому только редкий деревенский пацан иногда приходит сюда поглазеть на поплавок.

Вот такой Чертов лог, где никем не потревоженная живность как жила, так и по сей день здравствует в болотной временной бесконечности. И тут приехали мы, вполне опытные спецы, чтобы поймать рыбу там, где на это давно уже плюнули. Так что привет Чертов лог! Мы хоть и не из сказки про балду и попа, но «чертей» твоих нынче помучаем!

— Осторожнее перелазьте через плавуны, провалитесь, уйдете под них, обратно не выбраться. А вообще зря вы сюда полезли. Давайте я отвезу вас, где все рыбачат.

— Не-е, мы золотого хотим! — Махнув рукой на наше упрямство, дядя Вова хлопнул дверцей и повернул колеса в обратную сторону.

— Ну что, отдохнул? Давай, ползем дальше… — в очередной раз, выбравшись из резиновой лодки на зыбкий травяной «плот», делаю несколько осторожных шагов и за веревку подтягиваю ее на себя. Кажущаяся надежной болотная твердь тут же начинает уходить вниз, и сапоги медленно погружаются в жидкую чернь. От берега уже метров сто, но недавний замер показал, что глубина под нами не более метра, а нам нужно три. И снова 20 -40 метров на веслах, а затем тростниковая «суша», по своей плотности больше схожая на наваристый студень из коровьих мослов…

ловля карася

Через час хождения по болотным мукам, когда наконец-то мы добрались до искомых глубин, вокруг почему-то настала мертвая тишина (ни птиц, ни лягушек) и только почетный эскорт — рой комаров радостно потирал свои хоботки! Эй, черти, ау! Мы прибыли, гоните карасевый оброк!

…Тпфу-тпфу, — расправив четырехметровую удочку и насадив на крючок навозного, извивающегося червяка, Димон смачно целился в него своею слюной.

— Зря плюешь, ты лучше анисом помажь. Не видишь что ли, червяк от тебя уже в пьяную кому впал. — Димка пропустил мимо ушей и, взмахнув хлыстом, приводнил свой пузатый раскрашенный поплавок в двух метрах от нашего плавучего островка. После прикормки (хлеб, картошка, пареная пшеница), которую я по прибытии первым делом раскидал рядом с лабзой, из темной воды на поверхности то и дело стали появляться мелкие и крупные пузыри. Вот они, первые признаки озерной жизни, и это не черти картошкой закусывают!

Наверняка это те золотые плюхи, за которыми и прибыли мы сюда, отколесив 200 без малого верст…

Вместо рыбы комары


Да, не на веслах гребли, а именно шли, ибо вокруг был сплошной серо-зеленый ковер (лабза и плавун). Была бы тверже «поляна», так можно и скот там пасти! Но в том то и дело, что под зеленым подножьем крылось 3 — 5 метров озерной глубины. Резко вскочил на «обманку» и все — «напрасно мамаша ждет сына домой». Несмотря на всю болотную «партизанщину», до места (открытая вода) мы добрались, и вскоре карасевые поплавки замерли среди дрейфующих камышей…

«Я водяной, я водяной, никто не водится со мной…» — сидя в лодках на болотной кочке, мы с Димкой уже час как прокаженные чесались и ерзали от воя осатаневших комаров. Рефтамид не помогал, а наоборот, казалось, что на его запах слетелись все местные вампиры, а их жала от репеллента стали на порядок длинней. Какая тут рыба, тут даже лягушек нет. Пузыри под поплавками вздувались все чаще и больше, но их хозяин носа из воды не казал. А может это вовсе и не рыба, а леший торф заготавливает для печи?!

— Слышь, Димон, а это точно то озеро? Может, здесь рыбы давно уже нет — зимний замор или еще там чего?

— Да не может быть! Зимой дядька звонил, они тут по первому льду килограммовых окуней на блесну ловили, да так, что от лесок шел треск!

— Так тут еще и окунь есть, а что молчал?

— Так ты ж все карась да карась. Я думал, что для тебя окунь не в кайф…

Вот так, наберут кого не попадя в Красную армию, и воюют они все два года (теперь один) с портянкой в кармане вместо носового платка! Что ж, крупный окунь это хорошо, да вот только и «спин» и чемодан с блеснами в машине остались. А жаль…

Гольянище!

Вытащив из воды снасть, решаю сменить глубину. Со дна хоть и пузырит, но никто не берет, значит, попробуем в полводы. Подтянув ступор к грузилу на метр, цепляю на крючок навозного свежачка, и снова забрасываю насадку к дальнему краю лабзы.

И… клюнуло! Когда насадка еще не опустилась на всю отмеренную глубину, кто-то выскочил из тени плавуна, схватил червя и снова потащил его под плавучий навес. Поплавок из лежачего положения, не вставая, сразу юркнул под воду.

ловля карася

И как всегда первый раз в первый класс — хвать, хвать, мимо! Впопыхах моя рука схватила не удочку, а толстый тростниковый сучок, который валялся тут же возле уды. Когда хлыст все же оказался у меня в руках, было поздно. Леска оказалась в глухом зацепе и тянулась куда-то под гущу травы. Их-ох, что б я маленький не сдох! Один раз клюнет, и то все как у Потапки — носки надел, да позабыл тапки!

— Ну что глаза выпучил, чай не на конкурсе красоты! Давай глубину меняй, вишь вся рыба здесь в полводы. — Тщетно пытаясь освободить снасть из болотного плена, я с силой потянул леску, и сухо щелкнув, она «разошлась по швам»…

— Клюет! — И действительно, пока я вязал новый крючок, Димкин поплавок вздрагивая весело побежал по воде от нашего островка. Подсечка и через секунду у него в руке оказался яркий желто-зеленый 15-сантиметровый гольян. Вот это гольянище! Таких бы с десяток  да на сковородку, да под сметанку с яйцом! Быстро закончив латать снасть, вскоре я тоже начал потягивать радужных скользких рыбешек. И все бы хорошо, однако, а где обещанные караси?!

Вес в руке

…Новая «полынья», к которой мы с лодками приползли уже в полуденную жару, оказалась куда больше и еще глубже на метр. Как на бортике бассейна, присев на плавающем травяном краю, снова разбрасываем прикормку и разматываем свои телескопические причиндалы. И вот она, рыбачья везуха — на этот раз клюнуло сразу, когда вместе с насаженным червяком я отмерял глубину. Едва поплавок коснулся воды, он сразу же, не останавливаясь, нырнул вниз. Подсечка и легкое карасевое удилишко загнулось в дугу. Вот это кайфуша, вот это почин!

…Тянем, потянем — тянется просто! То, что сидело на крючке, было не похоже на карася. Крупный карась хоть и вальяжен, но быстро не сдается, а этот чешуйчатый «лешак», сделав пару рывков, сразу пошел наверх. Каково же было мое удивление, когда вместо ожидаемого желтого карасиного бока на поверхности оказался темный, почти черный окунь-горбач, в котором веса было более полкило. Тут же клюнуло и у Димки, причем его полосатый «кусок антрацита» оказался еще крупней! Вскоре, порезав на кусочки гальяновый деликатес, мы меняли его у болота на окуневое «филе», но, к сожалению, этот бартер долгого продолжения не имел. Выдав нам по десятку черных, как сапожище, окушей (самый крупный больше кило), озерная амбразура захлопнулась и опять только палящее солнце да неугомонное комарье…

Ближе к пяти вечера, проглотив очередную пилюлю от головы, я лежал в лодке и с тоской вспоминал вчерашний хозяйский «прием». Эх, соточку бы сейчас да под маринованный груздок… Похмелье похмельем, но мой один глаз все же следил за происходящим на воде. И вот, после двухчасовой тишины, когда от налетевшего ветерка по воде пошла легкая зыбь, стоящий на боку Димкин поплавок (со дна) несколько раз вздрогнул и качнувшись завалился набок. В отличие от меня Димон не дремал — подсечка, и, гася мощные рыбьи рывки, удилище начало сильно пригибаться к воде.

…5, 10 секунд — рыбина медленно, кругами поднималась более чем с трехметровой глубины. Была бы леска потолще, было б возни поменьше, но в том-то и кайф, что хочется не просто пойманного «веса» в руке, а тяжести передаваемой из воды по хлысту! Вскоре у края лабзы показался темный золотой бок, и полуторакилограммовый карась был подхвачен сачком. Ну, здравствуй, золотая рыбка! У нас к тебе будет три желания: поймать рыбу, еще поймать рыбу и третье — выбраться из этих трясин. И надо же, рыбка все желания выполнила! Золотой карась весом от полкило клевал на все — черви, перловка, хлеб…

Когда к темноте мы наконец-то выбрались из воды, на берегу было абсолютно безлюдно, и только полупьяный пастух горбился как мираж. Он-то и поведал, что здешний карась клюет только вечером, и вообще нам крупно повезло, что мы живые и говорим с ним…

На другое утро мы крутили колеса назад, в багажнике увозя 30 килограммов чешуйчатого «золота». А через пару недель мы снова сюда в Чертов лог. Так что не расслабляйтесь копытно-рогатые, готовьте нам новый оброк!

Павел Прокопьев

Другие статьи того же автора:

***

рыбалка в подмосковье в КСК Левадия

Приглашаем Вас на рыбалку в Подмосковье. В КСК Левадия оборудованы помосты для рыбалки, есть аренда рыболовных снастей - прокат удочек, садка. Можно арендовать уютную беседку с мангалом для приготовления шашлыков, отправиться на прогулку на катере, покататься на лодке или катамаране. Приезжайте на отдых и рыбалку в Подмосковье, в КСК Левадия! 

Другие статьи на тему Рыбалка:


««« Все статьи об Охоте и Рыбалке

Оставить комментарий

Google Facebook Вконтакте Mail.ru Twitter Livejournal

Для того чтобы оставить комментарий войдите через социальный сервис.

Поделиться

|

Previous post: Ловля сома на средней волге
Next: Нужна ли лодка для рыбалки